Рембрандт “Ночной дозор” и все-все-все.

Картина “Ночной дозор” кисти Рембрандта, находящаяся в музее Амстердама, отправляется на грандиозные реставрационные работы.  Ночной, а как было выявлено позднее – Дневной дозор подвергнется реставрации, за которой можно будет следить через стекло в музее или онлайн, и начнется она через считаные дни.

Пока в Зале Славы не установили стены из прозрачного стекла, посетители делают последние селфи с картиной.

Кто не успел посетить знаковую выставку “Все Рембрандты”, сообщаю – интересные Рембрандта также полотна находятся в Гааге, в музее Мауритусхейс

На Выставке “Все Рембрандты” в Государственном музей впечатлил мириад гравюр, которые сделал художник. По сути, вместо привычного карандаша и набора акварельных красок он носил с собой медные пластинки для оттисков. Самыми запоминающимися сюжетами были ловцы крыс и женщина, пекущая на улице голландские блинчики.

– Картошка не нужна? Если нет, тогда мы у вас крыс поймаем. Недорого.
Как раньше – не знаю, сейчас в Голландии популярны блинчики с яблочным припёком и кленовым сиропом.

Рембрандт черпал вдохновение (или пользовался бесплатной и доступной натурой) и в бездомных – рисунков бомжей (в том числе писающих) на выставке было представлено множество. Библейские сюжеты меня не впечатлили. Не потому что были выполнены не технично, нет – нарисованы были мастерски – я не разбираюсь в библейской тематике. Только лишь почитала про некоторые сюжеты, которые Рембрандт изображал на масляных полотнах. 

Работа с маслом у него шедевральная. Либо он так умело использовал свет в картине, либо так точно передавал форму – что-то точно приковывало взгляд (конкретно мой – к нарисованным ювелирным изделиям). Парча, костюмы, кухонная утварь, украшения – все, что он использовал в картинах при написании библейских сюжетов или царей было его собственностью. Впрочем, о его личности и насыщенной жизни стоит писать отдельно. 

Картины, которые мне запомнились.

“Старая женщина читает”. Вы посмотрите на эту картинку и скажете, что все темно, ничего не понятно.

Смотрю в книгу, вижу… текст на иврите.

Эту картину нужно смотреть в натуре. У старухи (а он писал ее со своей матери) розовая рука с тонкой кожей и вся в морщинах. Я смотрела и видела что кожа тонкая, что она по шершавой бумаге пальцами проводит, чувствовала запах страниц старой книги. И с левой стороны на одеянии женщины такой яркий блик, он на самом деле нежно розовый. Он так притягательно смотрится, показывает фактуру бархата, добавляет какую-то божественность, эфемерность образу.

“Мужчина в восточной одежде”. Тут понятно, весь реквизит – Рембрандта. Стиль портрета – так называемый “трони” (turkish tronies) – это портрет анонимной модели с целью запечатлеть эмоцию или образ. Глаз цепляет эта цепочка поверх тюрбана, которая так реалистично прописана, что кажется, этот мужчина стоит перед тобой. И сам тюрбан живо видится мне из тонкого хлопка, который хрустит как вата, когда его наматываешь.

Впечатлил двойной портрет Мартена и Опиен. Они меня вдохновили. Не знаю кто больше – Мартен или Опиен. В пояснении к портрету было указано, что их ростовые портреты – символ слияния старых и новых денег. Старые у семьи Опиен, новые у селф-мейд Мартена. Кстати, в 2015 эти две картины были выкуплены у Ротшильдов двумя музеями – Лувром и Госмузеем Нидерландов, которые вскладчину заплатили 160 миллионов евро. Каждая из картин принадлежит двум музеям одновременно. Checkmate.

Мартен и Опиен смотрят на посетителей музея. Надели все самое лучшее по случаю своей свадьбы.

В вышеупомянутом Маурицхейсе картины Рембрандта другого толка. Самая захватывающая – “Урок анатомии доктора Николаса Тульпа”.

– Николай Иванович Тюльпанов, очень приятно. Маша, неси скальпель.

Никакого золота, парчи и шелков. Аскетичное помещение, строгие черные костюмы присутствующих с белыми воротниками-мельницами. Профессор зажимом оттянул мыщцы окоченелого трупа чтобы показать учащимся анатомические подробности. Сюжет для врачей обыденный, а у обывателя, глядя на сине-зеленого мертвеца, дыхание прерывается. Созерцая картину, хочется ощутить какую-то внутреннюю аскезу – собрать волосы в тугой хвост, ногти коротко обрезать, стоять перед этими патологоанатомами эпохи Возрождения в лакированных туфлях на плоском ходу и есть черный хлеб, запивая водой из чайника. Совершенно иное эта картина создает настроение. 

В магазине при музее я купила сумочку с изображением этой картины. Как сказала сестра, подойдет за мясом на рынок ходить. 

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *